30 ноября 1978 (N 2)

«Вести из СССР», 1978 г.

♦ Разные сообщения (2-1 — 2-13) ♦

Дополнения и изменения
в списке узников совести СССР (2-14 — 2-45)

[2-1]

28 октября 1978 в Москве объявлено о создании “Свободной межпрофессиональной ассоциации рабочих”, которая должна прийти на смену разгромленному КГБ “Свободному профсоюзу трудящихся”. В качестве членов-учредителей названы 8 человек: Людмила Агапова (жена невозвращенца Валентина Агапова), Владимир Борисов, Лев Волохонский (резчик по дереву), Александр Иванченко (геолог), Евгений Николаев (лингвист), Валерия Новодворская (учитель), Владимир Сквирский (геолог), Альбина Якорева (резчик по дереву). Утверждается, что в составе новой ассоциации уже около 100 членов. Учредители опубликовали обращение к МФСП (Брюссель).

Один из инициаторов ассоциации, Владимир Сквирский (Москва, р.1930) еще 13 октября был арестован. При обыске на его квартире были изъяты бумаги, магнитофонные ленты, книги. Предлог ареста – “кража книг из библиотеки” (вероятно ст.96 УК РСФСР). 75 членов ассоциации обратились в связи с этим с письмом к “Международной амнистии”.

1 ноября 1978 был арестован Марк А.Морозов (Москва, р.1930), в квартире которого ассоциация проводила свою пресс-конференцию. Изъяты документы ассоциации. Морозов до ареста подал документы на выезд в Израиль. Известно его письмо- обращение к Итальянской компартии относительно арестованных членов Хельсинкских групп.

3 ноября 1978 Борисов, Волохонский и Якорева были задержаны в Ленинграде, но впоследствии освобождены (Якорева – сразу, Борисов – лишь 5 ноября).

[2-2]

В октябре 1978 в Ленинграде были проведены обыски на квартирах членов молодежной группы, называющей себя “левая оппозиция”. Изъято много литературы самиздата, “Архипелаг ГУЛаг” и т.п.

При этом был арестован член группы ленинградец Александр Скобов, студент 4 курса истфака ЛГУ (р. 1958). Скобов был также руководителем “коммуны” в Ленинграде, клуба-общежития, в котором обсуждались различные вопросы из области философии, политики, искусства. Коммуна работала 1,5 года, в ней участвовала молодежь из Ленинграда, Москвы, Прибалтики, Белоруссии, Молдавии. Скобова обвиняют по ст.70 УК РСФСР.

(Возможно, что фамилия арестованного искажена. В “Хронике текущих событий” N40 сообщается о допросах в начале 1976 в числе большой группы лиц также и студента истфака ЛГУ Строгова (тогда – I курс) в связи с распространением листовок “левого” содержания. Не исключено, что это одно и то же лицо).

14 октября в Ленинграде были арестованы по обвинению в хулиганстве (ст.206 УК РСФСР) другие два члена “левой оппозиции” москвич Андрей Бесов (р. 1948) и горьковчанин Виктор Владимирович Павленков (р. 1960). Виктор Павленков – сын бывшего политзаключенного Владлена Павленкова (”горьковское дело”, 1969). Родители Виктора Владлен Константинович и Светлана Борисовна живут по адресу: Горький-5, Ульянова 12 кв. 12, тел.36-12-78. Оба они – активные участники правозащитного движения.

[2-3]

Врач-психиатр Александр Волошанович, проведший пресс-конференцию 16 августа 1978 после процесса А.Подрабинека, находится в опасности. 19 октября специальная комиссия Всесоюзного общества неврологов и психиатров потребовала у него объяснений в связи с этой пресс-конференцией. Он должен представить имена 27 обследованных им лиц, названия больниц, где они содержались и заключения самого Волошановича об их здоровьи.

А.Волошанович – консультант рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях. Он сам и его друзья полагают, что начатое расследование – первый шаг к отстранению его от должности, если не к аресту. Он просит прислать ему вызов для выезда за рубеж. Это может быть как обычный эмиграционный вызов (в Израиль), так и профессиональные приглашения в любую страну.

Данные для вызова: Волошанович Александр Александрович, р.21 июня 1941, адрес: 141700, Московская обл., г.Долгопрудный, Первомайская 15 кв. 43.

[2-4]

Сумма судебных издержек по делу Александра Гинзбурга составляет 1500 руб. Выплата такой суммы семейству Гинзбургов не под силу. Любые виды помощи приветствуются (разумеется в таких формах, которые не могут навлечь на семью Гинзбурга обвинение в валютных операциях). Адреса имеются в картотеке (N1).

[2-5]

В конце августа 1978 Калининградский облсуд приговорил Вадима Ивановича Коновалихина (р. 1943) к 4 годам ссылки по ст.190-1 УК РСФСР.

С июня 1977 Коновалихин добивается выезда из СССР в ФРГ, где, как он полагает, у него проживает бабушка (Анна Ключак) и тетя (Марта). (Коновалихин, возможно, ошибается, называя страной их проживания ФРГ. До войны его родственники жили в г.Любен, находящемся на территории Австрии).

В октябре 1977 после объявления голодовки протеста был помещен в психбольницу. В феврале 1978 уволен с работы в теле-ателье. В марте 1978 в его квартире был произведен обыск, изъяты его письма и заявления в официальные инстанции в связи с отказом в эмиграции и с увольнением с работы. Против Коновалихина было возбуждено дело. С 25 марта по 23 мая подвергался обследованию в Калининградской психиатрической больнице, был признан вменяемым. 26 мая 1978 арестован. В начале августа освобожден из тюрьмы под подписку а невыезде. В конце августа суд вынес ему приговор. Под стражу Коновалихин взят не был, в ссылку он поедет самостоятельно. Место ссылки пока неизвестно.

С учетом предварительного заключения срок ссылки у Коновалихина кончается в марте 1982.

Мать Коновалихина Клавдия Григорьевна живет по адресу: 238700, г.Советск, Калининградской обл., ул.Дальняя 5 кв. 2.

[2-6]

18 мая 1978 в г.Светлогорске Гомельской обл. (БССР) арестован Евгений Иванович Бузинников (р.1933), слесарь-монтажник. Дело возбуждено по ст.186-1 УК БССР, соответствующей ст. 190-1 УК РСФСР. В вину ему вменяется личная переписка с диссидентами, слушание зарубежного радио, попытка размножить работу М.Руденко. 1 августа 1978 Гомельский областной суд БССР приговорил Бузинникова к 3 годам лагерей строгого режима. Верховный суд БССР оставил приговор в силе.

[2-7]

31 августа 1978 в Челябинскую психоневрологическую больницу помещен Анатолий Леонидович Глухов (р.1946). Вероятная причина – настойчивые (с 1964) требования разрешения на эмиграцию. В связи с этим же Глухов был в 1968 исключен из института. Работал грузчиком.

В 1972 госпитализировался в ПБ. Сейчас получает аминазин. У Глухова больное сердце.

Мать Глухова живет по адресу: 454000, Челябинск, ул.Пушкина 12 кв. 19.

[2-8]

23 января 1978 в Республиканскую ПБ в г.Уфа, Башкирской АССР, помещен Евгений Симонович Махров (р. 1942). Причина госпитализации – обращение в Президиум ВС СССР с отказом от советского граждантсва. Семьи нет. Лечащий врач Махрова А.А.Ахметсафина.

[2-9]

По сообщениям из Москвы, со ссылкой на родственников А.Щаранского, получивших в октябре 1978 письмо от Анатолия, А.Щаранский переведен в тюрьму в г.Чистополе ТатССР. Если это сообщение подтвердится, оно весьма многозначительно.

До сих пор в СССР была только одна тюрьма для “особо опасных государственных преступников” – Владимирская. Щаранский не мог быть переведен из нее один. Согласно ст.18 ИТК РСФСР, особо опасные государственные преступники должны содержаться отдельно от остальных категорий осужденных, так что Щаранского не могли поместить вместе с кем-либо другим, кроме лиц его же категории. Щаранский не может также содержаться в одиночке, т.к. ст.68 ИТК РСФСР предусматривает такую возможность только как исключительную меру, на что нет никаких указаний в данном случае. Кроме того, изоляция в одиночку легко производится в пределах той же тюрьмы (так, например, содержался во Владимирской тюрьме В.Мороз). Если перевод Щаранского подтвердится, это будет означать либо создание еще одной тюрьмы для особо опасных государственных преступников, либо полный перевод всего этого контингента заключенных из Владимира. Адрес новой тюрьмы: г.Чистополь, ТатАССр, учр. УЭ-148/ст-4.

В тюрьме г.Чистополя находится С.Григорьянц, однако он осужден по ст.190-1 УК РСФСР и относится к другой категории заключенных.

[2-10]

С.Ковалев продолжает в знак протеста против цензурных ограничений отказываться от переписки. В заявлении на имя адвоката Е.Резниковой он сообщил, что не видит “никакой возможности и никаких оснований для возобновления переписки”. Е.Резникова должна была посетить Ковалева в лагере в конце октября.

[2-11]

27 июля 1978 в лагере особого режима в Сосновке состоялось бракосочетание Б.Гаяускаса и Ирены Думбрите. По имеющимся сообщениям, сейчас процедура заключения лагерных браков несколько облегчена. Ранее разрешения на бракосочетания удавалось получать лишь в результате длительной борьбы. Порядок их определялся приказом МВД СССР N238 от 11 июля 1969.

После регистрации муж и жена получили только общее (в присутствии администрации) свидание длительностью 2 часа.

Жена Б.Гаяускаса проживает теперь в квартире матери Б.Гаяускаса. Адрес имеется в картотеке. Здоровье матери Б.Гаяускаса резко ухудшилось.

[2-12]

Процесс члена Армянской группы Хельсинки Р.Назаряна, начавшийся было 13 ноября 1978 в Ереване, и несколько раз откладывавшийся, отложен еще раз до 27 ноября. Причина – ходатайство Назаряна об отсрочке для дополнительного изучения дела. По сообщениям друзей Назарян выглядит хорошо. Суд проходит в помещении Клуба электролампового завода, куда было допущено около 70 знакомых и друзей Назаряна. В противоположность этому, на первое заседание суда не был пропущен даже адвокат, которого милиция не знала в лицо.

[2-13]

В начале ноября 1978 у математика Ю.Шихановича (Москва) снят телефон. Ранее у Шихановича телефон лишь отключался за использование его “в целях, противоречащих государственным интересам и общественному порядку” (дополнение к ст.74 Устава связи СССР), как это делалось у многих других диссидентов и евреев-отказников. Снятие же телефона не предусмотрено даже указанным выше “дополнением”. Известно, что ранее снятие телефона производилось у А.Зиновьева. На вопрос Шихановича, кому пожаловаться, он получил ответ: “никому”. {См. исправление 1978, 4-23}.

N 3 – 15 декабря 1978 …

Реклама

Об авторе editors (JC)

translator, researcher, editor
Запись опубликована в рубрике Политические заключённые =, разные.. Добавьте в закладки постоянную ссылку.