Демонстрации крымских татар (1987, 14-4)

N 14 – 31 июля 1987

Находящиеся в Москве представители крымских татар были приняты на 22 июля 1987 приглашены на беседу в ЦК КПСС.

Их приняли несколько человек, в том числе зам. зав. отделом пропаганды Власов, зав. приемной ЦК Молокоедов, зам. зав. отделом административных органов Сошник. Крымским татарам было сообщено, что 6 июля 1987 создана комиссия для рассмотрения вопросов, поднимаемых крымскими татарами под председательством А.Громыко. (Позднее стало известно, что в нее входят также председатель КГБ В.Чебриков, председатель СМ РСФСР В.Воротников, I-ый секретарь ЦК КП Украины В.Щербицкий, I-ый секретарь ЦК КП Узбекистана И.Усманходжаев, зам. председателя ПВС СССР П.Демичев, А.Яковлев, А.Лукьянов, Г.Разумовский).

После приема около 400 крымских татар собрались в Измайловском парке, где было решено, что встречу в ЦК КПСС нельзя считать удовлетворительной, что создание комиссии – это не тот ответ, который обещал им дать П.Демичев на июньской встрече [1987, 13-22). Татары были возмущены также тем, что в составе комиссии нет представителей народа. 23 июля 1987 около 100 крымских татар собрались у здания ЦК КПСС, требуя встречи с М.Горбачевым. К ним, однако, вышел только Молокоедов. Тогда в 14 час. татары организованно направились на Красную площадь. У собора Василия Блаженного их остановила милиция. Тогда демонстранты (более 500 чел.) сели на землю и отказались уйти с площади до удовлетворения их требований.

В 21 час. по Центральному телевидению было передано сообщение ТАСС о создании комиссии. В сообщении много места было уделено тому, что было названо “сотрудничеством части татарского населения с немецко-фашистскими оккупантами”, однако было также признано, что “акт поголовного выселения крымско-татарского населения не является справедливым”. Крымские татары расценили тон заявления как оскорбительный для народа. Красная площадь была закрыта для посетителей. Сидящих на мостовой татар окружил кордон милиции, однако попыток разогнать их сделано не было. После долгих переговоров к татарам допустили их соотечественников, принесших им хлеб и воду. Генерал-майор милиции убеждал татар разойтись “во избежание эксцессов со стороны населения”, но они ушли лишь в 1 час ночи.

На следующий день, 24 июля 1987 демонстранты-татары опять появились у здания ЦК КПСС, опять без видимых помех со стороны милиции. Им было предложена еще одна встреча с П.Демичевым, но они от нее отказались.

25 июля 1987 утром примерно 125 татар собрались у здания Приемной ПВС СССР. Примерно через 2 часа демонстранты мирно разошлись. Главная демонстрация этого дня началась позднее на Красной площади. Число демонстрантов постепенно росло, достигнув, в конце концов, примерно 500 человек. Демонстранты громко скандировали: “Родина! Родина!” и “Горбачев! Горбачев!”, потрясая в воздухе кулаками. Они держали над головой плакаты с требованиями возвращения в Крым и восстановления национальной автономии, портреты В.Ленина и М.Горбачева. Демонстранты кричали также: “Позор ТАСС!”, протестуя против тона сообщения ТАСС о создании комиссии. Милиция оттеснила демонстрантов к собору Василия Блаженного, и, установив кордон, закрыла Красную площадь для посетителей. Действовала она с максимальной осторожностью, стараясь не прибегать к насилию. Милиция не пропускала к татарам ни советских граждан, ни иностранных корреспондентов. На 20 мин. был задержан корреспондент западногерманского журнала STERN Марио Дидерихс, пытавшийся пройти к демонстрантам.

За милицейским барьером, примерно в 50 м от демонстрантов, собралось около 1000 зрителей. Многие выкрикивали в адрес татар оскорбления, кричали: “Татары – вон!” и убирайтесь с Красной площади!”

Количество милиции, оцепившей татар-демонстрантов, постепенно росло, численное превосходство ее постепенно стало подавляющим. На площадь было доставлено большое число и машин с водометами, которые тоже образовали сплошной барьер вокруг демонстрантов.

Значительное число демонстрантов – около 150 – оставалось на площади всю ночь, оставалось и милицейское ограждение. В 8 час. утра 27 июля 1987 татары возобновили скандирование лозунгов. Демонстрация длилась до 3 час. дня – в общей сложности 21 час. Демонстранты разошлись после того, как была достигнута договоренность о том, что на следующий день, 27 июля 1987 их примет А.Громыко. Предложение об этом передал им лично министр внутренних дел СССР А.Власов.

***

Встреча с А.Громыко состоялась 27 июля 1987 в 12 час. и длилась 2,5 часа. Во встрече участвовали также П.Демичев и А.Власов. Крымские татары, которые к тому времени собрались в Москве в количестве более 800 чел., выделили делегацию из 21 чел. (размер делегации ограничен не был). А.Громыко не дал членам делегации никакого определенного ответа на их требования, убеждал их подождать решения комиссии. Он призывал “не взвинчивать и подогревать обстановку”, что, как сказал А.Громыко, “не в ваших интересах”.

На следующий день, 28 июля 1987 татары собрались в Измайловском парке в Москве, чтобы прослушать магнитофонную запись встречи и обсудить план дальнейших действий. Число собравшихся превысило уже 1000. Было принято единодушное решение остаться в Москве и продолжить протесты , а также обратиться к руководителям государств мира с просьбой о поддержке. Предложение начать голодовку было отклонено. Активисты будут посланы на места проживания крымских татар для информации и разъяснения сложившегося положения.

29 июля 1987 “Известия”, комментируя сообщение о создании комиссии, обрушились в нападками на “экстремистов” – крымских татар, которыми, якобы, манипулируют Решат и Мустафа Джемилевы и несколько близких им лиц. Экстремисты, по словам газеты, “регулярно собираются на квартирах неких Григорянца и Сендерова, куда приглашаются особо падкие на сенсации иностранные корреспонденты”. Однако, отвечая на письма читателей, требующих вмешательства “правоохранительных органов”, газета указывает, что “призвать экстремистов к порядку – “дело самих крымских татар”.

Милиция информировала крымских татар, что им разрешается продолжить демонстрации в Москве при условии, что они будут проходить не на Красной площади, и что о них власти будут уведомлены заранее. 30 июля 1987 утром милиция посетила ряд квартир, где ночевали крымские татары, в частности, квартиру Ларисы Богораз, где ночевали трое, в их числе Феми Умеров из г.Крымск Краснодарского края. Татар предупредили об ответственности за нарушение паспортных правил, требовали покинуть Москву, не ходить на демонстрацию, которую намечалось провести в этот день у здания ТАСС. Милиция, однако, не возражала, если эти лица отправятся на собрание татар в Измайловском парке.

30 июля 1987 около 200 крымских татар провели демонстрацию на Пушкинской площади в Москве. Милиция не чинила препятствий. Демонстранты разошлись, потому что вскоре начался сильный ливень. Позднее в этот же день 867 татар собрались на очередную встречу в Измайловском парке. Вечером этого дня 12 человек из 15 членов “инициативной группы”, руководящей действиями татар, не вернулись на квартиры московских правозащитников, где они ночевали. Татарские активисты заявили, что 15 человек из числа руководителей демонстраций были задержаны.

ТАСС и Центральное телевидение обвинили сотрудника посольства США Шона Бирнса в том, что он подстрекал татар к проведению демонстраций, Посольство США отвергло эти обвинения.

Реклама

Об авторе editors (JC)

translator, researcher, editor
Запись опубликована в рубрике выселение., демонстрация с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.