День политзаключенного в СССР (1987, 19/20-1)

NN 19/20 – 31 октября 1987

30 октября 1987 в 14-й раз был отмечен день политзаключенного в СССР. В этом году впервые, кроме коллективных голодовок в лагерях, состоялись также уличные демонстрации. Демонстрации прошли в Ленинграде, Москве и, видимо, также в ряде других городов (Львов, Тбилиси?). Пока поступили подробности только из Москвы и Ленинграда.

***

В Ленинграде демонстрация состоялась в 19 час. 30 мин. у Казанского собора. Организовали ее несколько неформальных групп, в частности, группа “Аделаида”. На демонстрацию пришло более 100 чел.

Демонстранты подняли плакаты: “Свободу политзаключенным!” “Исключить из УК статьи 70, 72, 190-1 и 190-3!” “Вечная память замученным в советских концлагерях!”. Семеро демонстрантов были задержаны: Григорий Поздняк, Кирилл Болдовский, Екатерина Подольцева, Юлия Зубкова, Ирина Полотская, Аркадий Цурков и Анатолий Дубков. А.Дубков, один из руководителей “Аделаиды” и редактор независимого журнала “Слово”, разбрасывал обращения с призывом к освобождению политзаключенных, А.Цурков и другие задержанные держали плакаты.

Пятеро задержанных через три часа были отпущены, а А.Цурков и В.Дубков были административно арестованы на 10 сут. А.Дубков объявил голодовку. Голодовку солидарности объявили также К.Болдовский, Е.Подольцева и И.Барыльник
[1987, 17/18-42].

Еще накануне Дня политзаключенного, 29 октября 1987 представители КГБ и местных властей посещали ряд ленинградских общественных активистов и руководителей неформальных объединений, уговаривая их не ходить на демонстрацию. Игоря Барыльника, в середине октября 1987 освобожденного из ПБ, пытались вновь госпитализировать. Однако врачи ПБ, куда его насильственно доставили, отказались его принять, заявив, что для его госпитализации нет достаточных оснований.

***

В Москве власти тоже начали готовиться ко Дню политзаключенного заблаговременно. В “Вечерней Москве” накануне Дня политзаключенного появилась статья – предупреждение против “провокации”, которую готовит семинар “Демократия и гуманизм”. Несколько человек получили вызовы на беседы в прокуратуру и милицию. За рядом общественных активистов еще за несколько дней до 30 октября 1987 была установлена слежка.

Демонстрация была назначена на 19 час. 30 мин. в сквере у памятника Энгельсу на углу ул.Кропоткинской и Остоженки. По крайней мере с 16 час. 30 октября 1987 начались задержания активистов. Большинство было задержано близ своих домов. Задержания зачастую производились грубо, с применением физического насилия. Людей хватали, заламывали руки, заталкивали в автомашины и отвозили в отделения милиции или опорные пункты содействия милиции.

Всего было задержано 35 человек. В числе задержанных Дмитрий Эйснер, Пинхос, Александр и Кирилл Подрабинеки, Александр Верещагин, Евгения Дебрянская, Валерия Новодворская, Андрей Шилков, Сергей Григорьянц, Петр Старчик, Марина Кублицкая, Галина Чаплинская, Андрей Миронов, Владимир Сквирский, Юрий Денисов, Дмитрий Стариков, Нина Лисовская, Игорь Кондрашов, Ася Лашивер, Лев Тимофеев, Сергей Лезов, Ольга Боровая, Андрей и Ирина Кривовы, Дмитрий Пергамент, Николай Храмов, Ивлюшкин и др. Были задержаны также несколько человек, приехавших на демонстрацию из Амурской области и из г.Ровно.

До места демонстрации удалось добраться лишь немногим. Район памятника Энгельсу был оцеплен дружинниками и милицией – около 200 чел. Демонстрации практически провести не удалось, т.к. все подошедшие к кордону – несколько десятков человек – были почти сразу же задержаны. Приготовленные для демонстрации лозунги развернуть не удалось. Лозунги гласили: “Мы требуем всеобщей амнистии и реабилитации всех политзаключенных в СССР!” “Исключить из УК статьи 70, 72, 190-1 и 190-3!” “Нет – карательной психиатрии!” “Узаконить право о инакомыслии!” В числе задержанных на месте демонстрации – Игорь Царьков, ряд Членов СМОТ и бывшего Свободного профсоюза трудящихся, организованного В.Клебановым. Все задержанные были доставлены в 60 о/м г.Москвы.

Большинство задержанных были поздно вечером отпущены. Их держали в милиции без всяких объяснений, с некоторыми пытались “поговорить”. Дольше всего держали Андрея Шилкова. Он пробыл в спецприемнике при тюрьме “Матросская тишина” до 13 час. 30 мин. следующего дня, после чего его освободили, посадив на электропоезд, идущий в Боровск.

В.Новодворскую задержали у дома ее знакомых, куда она, надеясь избежать задержания, уехала за несколько дней до 30 октября 1987. Ее освободили около 22 час. Сразу после освобождения она направилась на Пушкинскую площадь, где около памятника А.Пушкину подняла плакат: “Прекратите удушение свободной мысли!” Ее окружила толпа заинтересованных прохожих (около 30 чел.), завязалась оживленная дискуссия. Некто, назвавшийся дружинником, но позднее оказавшийся сержантом МВД, пытался помешать дискуссии и вырвать у В.Новодворской плакат. Тогда несколько человек за локти отвели его в сторону и попросили не мешать. Однако примерно через 10 мин. подъехала машина с милиционерами, которые задержали В.Новодворскую и отвезли ее в 50о/м. Около часа ночи ее отпустили.

Е.Дебрянскую выпустили из милиции около 23 час. Она тоже не поехала домой и решила провести демонстрацию в одиночку на намеченном месте. Едва она вынула свой плакат, как ее задержали, затолкали в в машину и отвезли домой. А.Подрабинеку удалось бежать из опорного пункта милиции, куда его доставили.

Стало известно, что католики в Литве с 23 по 30 октября 1987 проводили неделю молений к Богоматери особыми молитвами за всех заключенных за веру.

Реклама

Об авторе editors (JC)

translator, researcher, editor
Запись опубликована в рубрике Политические заключённые =, демонстрация с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.