Суд над Анатолием Марченко (1981, 17-1)

N 17 – 15 сентября 1981

2-4 сентября 1981 в г.Владимире состоялся суд над Анатолием Тихоновичем Марченко [1981, 13/14-3 и ранее], обвинявшемся по ст.70 ч.2 УК РСФСР.

Председательствовал в суде председатель Владимирского облсуда Н.Н.Колосов, народными заседателями были В.Горин и В.Митин, обвинение поддерживал зам. прокурора Владимирской обл. С.Сальнов. От защитника Л.Фрадкина А.Марченко отказывался несколько раз в ходе суда, ввиду полного несоответствия их позиций. Однако, суд каждый раз отклонял это ходатайство, ссылаясь на то, что А.Марченко, из-за его глухоты, должен иметь адвоката. Во время заседания А.Марченко пользовался слуховым аппаратом, который выдал ему суд. В зал суда не был допущен никто из родных и близких подсудимого (ТАСС в сообщениях для заграницы сообщало противоположное). Жена А.Марченко Л.Богораз-Брухман была вызвана в качестве свидетеля и была допрошена последней, так что присутствовать во время судебного разбирательства не могла. Суд проходил в Клубе школы МВД при Владимирской тюрьме.

А.Марченко инкриминировалось “изготовление и распространение” книги “От Тарусы до Чуны”, мемуарного отрывка “Живи как все” (Сборник “Память”, N3), статьи “Tertium datur – третье дано” (“Континент”,N9, совместно с М.Тарусевич), ответа В.Кассису и М.Михайлову на их статью “Колодец с гнилой водой” в газете “Известия” за 1976, письма акад.П.Л.Капице и двух черновых записей: одной, начинающейся словами “Войдут ли советские танки в Польшу…”, и другой, содержание которой в суде никак не было охарактеризовано. Статья “Третье дано” была охарактеризована как “призыв к Западу активизировать враждебные акции против СССР”, а письмо акад.П.Л.Капице – как “призыв к террору” (в этом письме А.Марченко писал, что, если такие уважаемые члены общества, как акад.П.Капица, не поддержат движения нравственного сопротивления, то может случиться, что “новые Кибальчичи предпочтут науке пиротехнику”). Ни один из инкриминированных документов в суде оглашен не был. Оглашалась только изъятая на обыске “Библиография работ А.Марченко”, составление которой было ошибочно приписано Л.Богораз.

В качестве свидетелей выступили председатель уличкома из г.Карабаново, где жил А.Марченко, и два мастера (из г.Карабаново и пос.Чуна), бывших непосредственными начальниками А.Марченко по работе. Они дали лишь общую характеристику А.Марченко как работника и человека. Свидетель Хазин, рабочий Лесозаготовительного комбината в пос.Чуна, показал, что читал “От Тарусы до Чуны”, заявив, что “там нет ничего выдуманного”. Свидетель Сидоров (также из Чуны) показал, что читал у А.Марченко “От Тарусы до Чуны”, а также “Архипелаг ГУЛаг”. На последнее заявление, как и на все новые обстоятельства, выяснившиеся на суде (как в пользу, так и против А.Марченко), суд не обратил внимания. Свидетель С.Некипелов рассказал, что у него обманом получили в свое время показания против А.Марченко [1981, 13/14-3], которых на самом деле он не давал. Лейт. Смоленский, бывший командиром С.Некипелова во время военной службы последнего в Чуне, сказал, что А.Марченко был антисоветски настроен и пытался настроить так же его самого, а также что А.Марченко советовал ему слушать западное радио.

***

А.Марченко с самого начала заявил, что не признает права и компетентности данного суда судить его. Он, однако, не бойкотировал происходящего в зале. А.Марченко не признал себя виновным и категорически отрицал наличие в его произведениях “клеветнических измышлений”, “призывов к террору” и к “вооруженному свержению советской власти”, поскольку он – принципиальный противник террора.

Прокурор просил признать А.Марченко особо опасным рецидивистом и приговорить к 10 г. лагерей особого режима и 5 г. ссылки. Адвокат просил назначить А.Марченко минимальный по данной статье срок заключения (3 г.), учитывая хорошие характеристики с работы и плохое здоровье.

А.Марченко произнес большое последнее слово. Он указал, что нет закона, обязывающего любить советскую власть, что он ее не любит и этого не скрывает. Однако, он никогда не клеветал, не призывал к террору или к вооруженному свержению советской власти и не понимает, что под этим имеет в виду суд. А.Марченко указал, что нигде в мире людей не судят за критику режима, за литературу и публицистику. Он сказал также, что с самого своего возникновения советское государство ведет с народом гражданскую войну. “Мы – сказал А.Марченко – военнопленные, а не осужденные. Военнопленных же либо расстреливают, либо держат в заключении, пока война не кончится”.

Суд приговорил А.Марченко к 10 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки.

В качестве отягчающих обстоятельств суд назвал плохие характеристики из предыдущих мест заключения и даже из школы г.Барабинска, где А.Марченко в юности учился. Суд не признал А.Марченко особо опасным рецидивистом, ссылаясь на плохое состояние его здоровья и глухоту.

А.Марченко отказался подавать кассационную жалобу, но ее подал адвокат. Жена А.Марченко Л.Богораз не смогла получить с мужем свидания, т.к. во Владимирской тюрьме был объявлен карантин.

Реклама

Об авторе editors (JC)

translator, researcher, editor
Запись опубликована в рубрике Суд = с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.