Освобождение большой группы политзаключенных (1987, 3-1)

N 3 – 15 февраля 1987

В течение первой недели февраля 1987 из политических лагерей, Чистопольской тюрьмы и из ссылки была освобождена большая группа политзаключенных.

{В течение 1987 часто возникли ошибочные сообщения об освобождении лиц ещё сидящих или в ссылке. В этом и последующих сообщениях 1987 г. имена и фамилии ещё не освобождённых лиц отмечаются в тексте и в списках подчеркиванием, ред.}

Освобождение произведено на основании двух Указов Президиума Верховного Совета СССР: N6463-XI о помиловании группы лиц (поименно перечисленных) и N6462-XI об освобождении другой группы лиц “от дальнейшего отбывания наказания”.

По сообщению представителя МИД СССР Г.Герасимова на пресс-конференции 11 февраля 1987, был издан еще один Указ ПВС СССР об освобождении заключенных, от 9 февраля 1987, однако до сих пор неизвестно ни одного человека, освобождение которого произошло после этой даты и, следовательно, могло бы быть связано с этим Указом.

Информация об освобожденных поступает довольно противоречивая. На момент выхода настоящего номера бюллетеня стало известно об освобождении в соответствии с названными Указами следующих лиц {предыдущие сообщения о суде над ними последует}:

  1. Хейки Ахонен {суд, см. 1983, 23/24-1}
  2. Василий Барац {суд, см. 1983, 6-4}
  3. Галина Барац-Кохан {см. 1983, 5-4. См. 1987, 4-1 ; 1987-5/6-1, No 7}
  4. Янис Барканс {суд, см. 1984, 21-3}
  5. Виктор Басаргин
  6. Анатолий Бедарьков
  7. Лев Волохонский {суд, см. 1983, 10-1}
  8. Петр Голиков {суд, 1982, 23/24-16}
  9. Борис Грезин {суд, см. 1984, 13-5}
  10. Сергей Григорьянц суд, см. 1983, 22-2}
  11. Ростислав Евдокимов {суд, см. 1983, 7-4}
  12. Игорь Ивахненко {см. 1986, 18-3}
  13. Николай Игнатенко {см. 1983, 2-13}
  14. Григорий Исаев {см. 1984, 5-5}
  15. Михаил Кукобака {см. 1985, 18-1.
    Освобождение, см. 1987, 5/6-1 ; 1987, 7-1}
  16. Яан Кырб {см. 1985, 7/8-11}
  17. Борис Литвинов (сообщение [1985, 20-18] о его смерти было ошибочным. Возможно, ошибка произошла из-за смешения его с Ю.Литвином)
  18. Михаил Мейлах {см. 1984, 9-8}
  19. Валерий Остренко {см. 1985, 20-11}
  20. Михаил Поляков {суд, см. 1984, 8-2}
  21. Зорян Попадюк {см. 1983, 2-2}
  22. Кирилл Попов {суд, см. 1986, 7/8-1}
  23. Янис Рожкалнс {суд, см. 1983, 23/24-2}
  24. Петр Румачик {суд, см. 1986, 5/6-5}
    (его последний приговор был по ст.70 УК РСФСР)
  25. Альфред Таубертс {суд, см. 1986, 20-4}
  26. Иосиф Тереля {суд, см. 1985, 22-4}
  27. Лев Тимофеев {суд, см. 1985, 21-8}
  28. Гунар Фрейманис {суд, см. 1983, 23/24-2}
  29. Степан Хмара {суд, см. 1981, 2-5}
  30. Борис Черных {см. 1984, 9-6}
  31. Александр Чукаев {см. 1985, 18-6}
  32. Виталий Шевченко {суд, см. 1981, 2-5}
  33. Юрий Шиханович {суд, см. 1984, 17/18-1}
  34. Виктор Яненко {см. 1984, 8-12}

В печати и сообщениях информационных агентов появились и другие имена.

Обращаем внимание на то, что сообщения об освобождении Генриха Алтуняна и Виктора Некипелова ошибочны (последний по ошибке упомянут и на специальной вкладке к русскому изданию “Списка политзаключенных СССР” за 1986).

Иногда по ошибке включают в число освобожденных по Указу и Данило Шумака. На самом деле он освобожден еще 4 января 1987 по концу срока. Ряд заключенных (Л.Парек {1987, 1/2-27}, В.Янков {1987, 1/2-30}, А.Терляцкас {1987, 1/2-28} и др.) освобождены ранее.

Кроме названных выше лиц, поступили сообщения об освобождении еще пятерых: Беляков, Дубинский (или Дубенский), Гриднев, Паштенц {Арво Пести, 1987, 4-1} и Георгий Кашиев. Либо это ранее неизвестные политзаключенные, либо при передаче имена претерпели искажение {см. 1987, 5/6-1}.

***

На упомянутой выше пресс-конференции Г.Герасимов заявил, что уже освобождено 140 человек, и предстоит освобождение “еще примерно такого же числа”, т.е. всего около 280 (очевидно, это не точные, а округленные цифры).

Прокурор, беседовавший с политзаключенными пермских лагерей перед из освобождением, заявил, что должны быть освобождены все осужденные по ст.70 УК РСФСР (и ее аналогам в УК других республик) и те осужденные по ст.64, которых в действительности следовало судить не за “измену Родине”, а за “незаконный переход границы”. (Заметим, что число лиц этих категорий в “Список политзаключенных СССР”, издаваемом редакцией бюллетеня “Вести из СССР”, как раз приблизительно соответствует названному Г.Герасимовым числу ожидаемых освобождений). В беседе с политзаключенными прокурор сообщил также, что настоящие Указы ПВС СССР не распространяются на заключенных лагеря особого режима.

Можно, однако, уверенно утверждать, что в действительности 140 человек пока еще не освобождено. Сообщения об освобождении перечисленных лиц пришли в самые первые дни после принятия Указа от 2 февраля 1987. Затем поток новых имен практически остановился, и не в результате трудностей с получением информации. Истинное число освобожденных пока неясно. Начальник Чистопольской тюрьмы майор Ахмадеев показал С.Григорьянцу перед его освобождением список лиц, намеченных к освобождению. В нем было 51 имя.

К числу освобожденных можно добавить также Евгения Анцупова {1981, 15-4} и Василия Курило {1981, 8-7}, которые, по-видимому, были освобождены не на основании Указа ПВС СССР, а по состоянию здоровья (ст.100 Исправительно-трудового кодекса РСФСР).

Три человека были в этот период досрочно освобождены из уголовных лагерей: они отбывали срок по ст.190-1 УК РСФСР или ее аналогам. Это Роальд Зеличенок {1985, 15/16-2}, Владимир Сквирский {1983, 4-1} и Валентина Голикова {см. 1987, 4-1 ; 1987, 7-1}. Р.Зиличенок был освобожден условно-досрочно в связи с его “добросовестным трудом и хорошим поведением” в лагере. В.Сквирский был освобожден 14 февраля 1987 после написания заявления о том, что он “не возражает, чтобы к нему была применена амнистия”. Условия освобождения В.Голиковой неясны. По-видимому, эти освобождения произведены не по Указу от 2 февраля 1987, который, несколько можно судить относится только к “особо опасным государственным преступникам”.

Поступило также не вполне надежное сообщение об освобождении из Волгоградской СПБ Сергея Белова. Если это не ошибка, то это единственный человек, освобожденный за это время из ПБ или СПБ. Т.к. лица, заключенные в СПБ или ПБ по решению суда считаются “освобожденными от уголовной ответственности”, то освобождение С.Белова одновременно с группой других политзаключенных – скорее всего просто совпадение.

Даже с учетом всех названных лиц полное число освобожденных далеко не достигает названной Г.Герасимовым цифры.

***

Г.Герасимов сообщил, что все освобожденные обратились в ПВС СССР с просьбой о помиловании, и их просьбы были удовлетворены. В действительности дело обстояло гораздо сложнее, и подлинные обстоятельства освобождения не вполне ясны.

Некоторые политзаключенные действительно просили о помиловании. Подавляющему большинству предлагали написать какое-либо, хотя бы компромиссное заявление, и многие такое заявление писали ( например: “я не совершил и не буду совершать государственных преступлений”; с точки зрения подписавшего важным было заявление о том, что он не считает себя виновным, с точки зрения властей – то, что он обещает не совершать преступлений в будущем). Некоторым ( по-видимому, меньшинству) ничего подписывать не предлагали, но они тем не менее были освобождены. Кто из перечисленных лиц относится к той или иной категории, сказать пока затруднительно.

Политзаключенных, освободившихся из пермских лагерей, группами вывозили на ближайший вокзал (который в это время был оцеплен) и сажали в поезд, а далее они ехали самостоятельно. Известно, что многим (если не всем) освобожденным было предписано в трехдневный срок прибыть к избранному месту жительства (что несколько странно для помилованных, ибо помилование уравнивает освобожденных в правах с другими гражданами). Практически все выбрали в качестве места жительства то, где они жили до ареста (в том числе Москву и Ленинград). Насколько известно, они не встречают затруднений в прописке.

***

В особом положении находится группа политзаключенных, переведенных в настоящее время из лагерей и Чистопольской тюрьмы в СИЗО по месту своего жительства до ареста.

В СИЗО КГБ “Лефортово” в Москве находятся Михаил Ривкин, Алексей Смирнов [1987, 1/2-15], Валерий Сендеров {освобождение всех троих, см. 1987, 5/6-1} и Сергей Ходорович {уточнение, 1987, 4-1}. С В.Сендеровым и С.Ходоровичем, а также с их родственниками в настоящее время ведутся переговоры относительно их эмиграции (власти на этом настаивают). Матери В.Сендерова было предоставлено с ним свидание, дабы убедить ее, что в настоящее время он не находится в состоянии голодовки. От всех находящихся в СИЗО КГБ в Москве требуют написания каких-то заявлений. Михаил Ривкин написал подробное заявление неизвестного содержания, однако, пока еще не освобожден.

В Тбилисском СИЗО КГБ находятся братья Тенгиз и Эдуард Гудава, Эммануил Тваладзе и, по-видимому, Ираклий Церетели (и кто-то еще, всего 5 или 6 человек). От них также добиваются заявлений. Тенгиз Гудава писать какое-бы то ни было заявление отказывается.

В Харьковском СИЗО КГБ были переведены Генрих Алтунян, Евгений Анцупов и Анатолий Корягин. Е.Анцупов, как сказано выше, был вскоре освобожден. Незадолго до освобождения мужа его жене сказали, что им скоро будет дана возможность эмигрировать. Более сложно положение А.Корягина {суд, см. 1981, 11-1}.

Обещанное свидание 3 февраля 1987 [1987, 1/2-31] его жене не дали, но попросили ее позвонить 5 февраля 1987. Когда Г.Корягина позвонила, ей сообщили, что А.Корягин переведен в другое место. Позднее стало известно, что он находится в Киевском СИЗО КГБ. Как сообщили Г.Корягиной, дело ее мужа “рассматривает ПВС СССР”. Как сообщалось ранее [1987, 1/2-31], первоначально с Г.Корягиной велись переговоры об ее эмиграции вместе с мужем и семьей. Г.Корягина указала, что в заключении находится не только ее муж, но и сын, Иван Корягин. На это ей в КГБ сказали, что освобождение сына “не составит проблемы”. И.Корягин даже был переведен в лагерь в г.Балаклея, недалеко от Харькова. Сейчас, однако, разговоры об эмиграции приостановлены.

***

По-видимому, продолжается пересмотр дел и тех лиц, которые все еще остаются в лагерях. Так, Вячеслава Черепанова и Богдана Климчака ( оба – ст.64 УК РСФСР или ее аналоги) и ряд других лиц уже фотографировали для паспорта, который выдается при освобождении заключенного. Тем не менее, пока они не освобождены. Между тем, в связи с резким сокращением числа лиц, находящихся в пермских политических лагерях, там происходят внутренние перестройки. Так, снят пост охраны с ШИЗО лагеря ВС-389/35, из рабочих камер вывезено оборудование. В котельной поставлены на работу заключенные-уголовники.

Ведутся переговоры и о судьбе политзаключенных, находящихся в уголовных лагерях. Так, жене Владимира Альбрехта сообщили, что в самое ближайшее время (возможно даже 16 февраля 1987) он возвратится в Москву. Условия этого освобождения пока неизвестны. Велись переговоры о написании какого-то заявления и с Иосифом Зисельсом. О С.Ходоровиче уже сообщалось.

В ссылке просили написать заявление о помиловании Феликса Светова и Зою Крахмальникову, но они пока отказываются это сделать. 27 января 1987 написали заявление с просьбой о пересмотре дела находящиеся в ссылке Иван Ковалев и Татьяна Осипова. Однако принимавший у них заявление прокурор Костромской обл. нашел заявление неудовлетворительным, хотя и принял его.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 4-1) …

Реклама

Об авторе editors (JC)

translator, researcher, editor
Запись опубликована в рубрике Исправительно-трудовой кодекс., Помилование., освобождение политзаключенных., ст. 190-1 УК РСФСР =, ст. 64 УК РСФСР, ст. 70 УК РСФСР = с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.