Освобождение большой группы политзаключенных (1987, 3-1)

N 3 – 15 февраля 1987

В течение первой недели февраля 1987 из политических лагерей, Чистопольской тюрьмы и из ссылки была освобождена большая группа политзаключенных.

{В течение 1987 часто возникли ошибочные сообщения об освобождении лиц ещё сидящих или в ссылке. В этом и последующих сообщениях 1987 г. имена и фамилии ещё не освобождённых лиц отмечаются в тексте и в списках подчеркиванием, ред.}

Освобождение произведено на основании двух Указов Президиума Верховного Совета СССР: N6463-XI о помиловании группы лиц (поименно перечисленных) и N6462-XI об освобождении другой группы лиц “от дальнейшего отбывания наказания”.

По сообщению представителя МИД СССР Г.Герасимова на пресс-конференции 11 февраля 1987, был издан еще один Указ ПВС СССР об освобождении заключенных, от 9 февраля 1987, однако до сих пор неизвестно ни одного человека, освобождение которого произошло после этой даты и, следовательно, могло бы быть связано с этим Указом.

Информация об освобожденных поступает довольно противоречивая. На момент выхода настоящего номера бюллетеня стало известно об освобождении в соответствии с названными Указами следующих лиц {предыдущие сообщения о суде над ними последует}:

  1. Хейки Ахонен {суд, см. 1983, 23/24-1}
  2. Василий Барац {суд, см. 1983, 6-4}
  3. Галина Барац-Кохан {см. 1983, 5-4. См. 1987, 4-1 ; 1987-5/6-1, No 7}
  4. Янис Барканс {суд, см. 1984, 21-3}
  5. Виктор Басаргин
  6. Анатолий Бедарьков
  7. Лев Волохонский {суд, см. 1983, 10-1}
  8. Петр Голиков {суд, 1982, 23/24-16}
  9. Борис Грезин {суд, см. 1984, 13-5}
  10. Сергей Григорьянц суд, см. 1983, 22-2}
  11. Ростислав Евдокимов {суд, см. 1983, 7-4}
  12. Игорь Ивахненко {см. 1986, 18-3}
  13. Николай Игнатенко {см. 1983, 2-13}
  14. Григорий Исаев {см. 1984, 5-5}
  15. Михаил Кукобака {см. 1985, 18-1.
    Освобождение, см. 1987, 5/6-1 ; 1987, 7-1}
  16. Яан Кырб {см. 1985, 7/8-11}
  17. Борис Литвинов (сообщение [1985, 20-18] о его смерти было ошибочным. Возможно, ошибка произошла из-за смешения его с Ю.Литвином)
  18. Михаил Мейлах {см. 1984, 9-8}
  19. Валерий Остренко {см. 1985, 20-11}
  20. Михаил Поляков {суд, см. 1984, 8-2}
  21. Зорян Попадюк {см. 1983, 2-2}
  22. Кирилл Попов {суд, см. 1986, 7/8-1}
  23. Янис Рожкалнс {суд, см. 1983, 23/24-2}
  24. Петр Румачик {суд, см. 1986, 5/6-5}
    (его последний приговор был по ст.70 УК РСФСР)
  25. Альфред Таубертс {суд, см. 1986, 20-4}
  26. Иосиф Тереля {суд, см. 1985, 22-4}
  27. Лев Тимофеев {суд, см. 1985, 21-8}
  28. Гунар Фрейманис {суд, см. 1983, 23/24-2}
  29. Степан Хмара {суд, см. 1981, 2-5}
  30. Борис Черных {см. 1984, 9-6}
  31. Александр Чукаев {см. 1985, 18-6}
  32. Виталий Шевченко {суд, см. 1981, 2-5}
  33. Юрий Шиханович {суд, см. 1984, 17/18-1}
  34. Виктор Яненко {см. 1984, 8-12}

В печати и сообщениях информационных агентов появились и другие имена.

Обращаем внимание на то, что сообщения об освобождении Генриха Алтуняна и Виктора Некипелова ошибочны (последний по ошибке упомянут и на специальной вкладке к русскому изданию “Списка политзаключенных СССР” за 1986).

Иногда по ошибке включают в число освобожденных по Указу и Данило Шумака. На самом деле он освобожден еще 4 января 1987 по концу срока. Ряд заключенных (Л.Парек {1987, 1/2-27}, В.Янков {1987, 1/2-30}, А.Терляцкас {1987, 1/2-28} и др.) освобождены ранее.

Кроме названных выше лиц, поступили сообщения об освобождении еще пятерых: Беляков, Дубинский (или Дубенский), Гриднев, Паштенц {Арво Пести, 1987, 4-1} и Георгий Кашиев. Либо это ранее неизвестные политзаключенные, либо при передаче имена претерпели искажение {см. 1987, 5/6-1}.

***

На упомянутой выше пресс-конференции Г.Герасимов заявил, что уже освобождено 140 человек, и предстоит освобождение “еще примерно такого же числа”, т.е. всего около 280 (очевидно, это не точные, а округленные цифры).

Прокурор, беседовавший с политзаключенными пермских лагерей перед из освобождением, заявил, что должны быть освобождены все осужденные по ст.70 УК РСФСР (и ее аналогам в УК других республик) и те осужденные по ст.64, которых в действительности следовало судить не за “измену Родине”, а за “незаконный переход границы”. (Заметим, что число лиц этих категорий в “Список политзаключенных СССР”, издаваемом редакцией бюллетеня “Вести из СССР”, как раз приблизительно соответствует названному Г.Герасимовым числу ожидаемых освобождений). В беседе с политзаключенными прокурор сообщил также, что настоящие Указы ПВС СССР не распространяются на заключенных лагеря особого режима.

Можно, однако, уверенно утверждать, что в действительности 140 человек пока еще не освобождено. Сообщения об освобождении перечисленных лиц пришли в самые первые дни после принятия Указа от 2 февраля 1987. Затем поток новых имен практически остановился, и не в результате трудностей с получением информации. Истинное число освобожденных пока неясно. Начальник Чистопольской тюрьмы майор Ахмадеев показал С.Григорьянцу перед его освобождением список лиц, намеченных к освобождению. В нем было 51 имя.

К числу освобожденных можно добавить также Евгения Анцупова {1981, 15-4} и Василия Курило {1981, 8-7}, которые, по-видимому, были освобождены не на основании Указа ПВС СССР, а по состоянию здоровья (ст.100 Исправительно-трудового кодекса РСФСР).

Три человека были в этот период досрочно освобождены из уголовных лагерей: они отбывали срок по ст.190-1 УК РСФСР или ее аналогам. Это Роальд Зеличенок {1985, 15/16-2}, Владимир Сквирский {1983, 4-1} и Валентина Голикова {см. 1987, 4-1 ; 1987, 7-1}. Р.Зиличенок был освобожден условно-досрочно в связи с его “добросовестным трудом и хорошим поведением” в лагере. В.Сквирский был освобожден 14 февраля 1987 после написания заявления о том, что он “не возражает, чтобы к нему была применена амнистия”. Условия освобождения В.Голиковой неясны. По-видимому, эти освобождения произведены не по Указу от 2 февраля 1987, который, несколько можно судить относится только к “особо опасным государственным преступникам”.

Поступило также не вполне надежное сообщение об освобождении из Волгоградской СПБ Сергея Белова. Если это не ошибка, то это единственный человек, освобожденный за это время из ПБ или СПБ. Т.к. лица, заключенные в СПБ или ПБ по решению суда считаются “освобожденными от уголовной ответственности”, то освобождение С.Белова одновременно с группой других политзаключенных – скорее всего просто совпадение.

Даже с учетом всех названных лиц полное число освобожденных далеко не достигает названной Г.Герасимовым цифры.

***

Г.Герасимов сообщил, что все освобожденные обратились в ПВС СССР с просьбой о помиловании, и их просьбы были удовлетворены. В действительности дело обстояло гораздо сложнее, и подлинные обстоятельства освобождения не вполне ясны.

Некоторые политзаключенные действительно просили о помиловании. Подавляющему большинству предлагали написать какое-либо, хотя бы компромиссное заявление, и многие такое заявление писали ( например: “я не совершил и не буду совершать государственных преступлений”; с точки зрения подписавшего важным было заявление о том, что он не считает себя виновным, с точки зрения властей – то, что он обещает не совершать преступлений в будущем). Некоторым ( по-видимому, меньшинству) ничего подписывать не предлагали, но они тем не менее были освобождены. Кто из перечисленных лиц относится к той или иной категории, сказать пока затруднительно.

Политзаключенных, освободившихся из пермских лагерей, группами вывозили на ближайший вокзал (который в это время был оцеплен) и сажали в поезд, а далее они ехали самостоятельно. Известно, что многим (если не всем) освобожденным было предписано в трехдневный срок прибыть к избранному месту жительства (что несколько странно для помилованных, ибо помилование уравнивает освобожденных в правах с другими гражданами). Практически все выбрали в качестве места жительства то, где они жили до ареста (в том числе Москву и Ленинград). Насколько известно, они не встречают затруднений в прописке.

***

В особом положении находится группа политзаключенных, переведенных в настоящее время из лагерей и Чистопольской тюрьмы в СИЗО по месту своего жительства до ареста.

В СИЗО КГБ “Лефортово” в Москве находятся Михаил Ривкин, Алексей Смирнов [1987, 1/2-15], Валерий Сендеров {освобождение всех троих, см. 1987, 5/6-1} и Сергей Ходорович {уточнение, 1987, 4-1}. С В.Сендеровым и С.Ходоровичем, а также с их родственниками в настоящее время ведутся переговоры относительно их эмиграции (власти на этом настаивают). Матери В.Сендерова было предоставлено с ним свидание, дабы убедить ее, что в настоящее время он не находится в состоянии голодовки. От всех находящихся в СИЗО КГБ в Москве требуют написания каких-то заявлений. Михаил Ривкин написал подробное заявление неизвестного содержания, однако, пока еще не освобожден.

В Тбилисском СИЗО КГБ находятся братья Тенгиз и Эдуард Гудава, Эммануил Тваладзе и, по-видимому, Ираклий Церетели (и кто-то еще, всего 5 или 6 человек). От них также добиваются заявлений. Тенгиз Гудава писать какое-бы то ни было заявление отказывается.

В Харьковском СИЗО КГБ были переведены Генрих Алтунян, Евгений Анцупов и Анатолий Корягин. Е.Анцупов, как сказано выше, был вскоре освобожден. Незадолго до освобождения мужа его жене сказали, что им скоро будет дана возможность эмигрировать. Более сложно положение А.Корягина {суд, см. 1981, 11-1}.

Обещанное свидание 3 февраля 1987 [1987, 1/2-31] его жене не дали, но попросили ее позвонить 5 февраля 1987. Когда Г.Корягина позвонила, ей сообщили, что А.Корягин переведен в другое место. Позднее стало известно, что он находится в Киевском СИЗО КГБ. Как сообщили Г.Корягиной, дело ее мужа “рассматривает ПВС СССР”. Как сообщалось ранее [1987, 1/2-31], первоначально с Г.Корягиной велись переговоры об ее эмиграции вместе с мужем и семьей. Г.Корягина указала, что в заключении находится не только ее муж, но и сын, Иван Корягин. На это ей в КГБ сказали, что освобождение сына “не составит проблемы”. И.Корягин даже был переведен в лагерь в г.Балаклея, недалеко от Харькова. Сейчас, однако, разговоры об эмиграции приостановлены.

***

По-видимому, продолжается пересмотр дел и тех лиц, которые все еще остаются в лагерях. Так, Вячеслава Черепанова и Богдана Климчака ( оба – ст.64 УК РСФСР или ее аналоги) и ряд других лиц уже фотографировали для паспорта, который выдается при освобождении заключенного. Тем не менее, пока они не освобождены. Между тем, в связи с резким сокращением числа лиц, находящихся в пермских политических лагерях, там происходят внутренние перестройки. Так, снят пост охраны с ШИЗО лагеря ВС-389/35, из рабочих камер вывезено оборудование. В котельной поставлены на работу заключенные-уголовники.

Ведутся переговоры и о судьбе политзаключенных, находящихся в уголовных лагерях. Так, жене Владимира Альбрехта сообщили, что в самое ближайшее время (возможно даже 16 февраля 1987) он возвратится в Москву. Условия этого освобождения пока неизвестны. Велись переговоры о написании какого-то заявления и с Иосифом Зисельсом. О С.Ходоровиче уже сообщалось.

В ссылке просили написать заявление о помиловании Феликса Светова и Зою Крахмальникову, но они пока отказываются это сделать. 27 января 1987 написали заявление с просьбой о пересмотре дела находящиеся в ссылке Иван Ковалев и Татьяна Осипова. Однако принимавший у них заявление прокурор Костромской обл. нашел заявление неудовлетворительным, хотя и принял его.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 4-1) …

Реклама
Рубрика: Исправительно-трудовой кодекс., Помилование., освобождение политзаключенных., ст. 190-1 УК РСФСР =, ст. 64 УК РСФСР, ст. 70 УК РСФСР = | Метки: , , , , , , , , , ,

Суд над Надеждой Фрадковой (1984, 24-5)

<< N 24 – 31 декабря 1984 >>

12 декабря 1984 Надежда Фрадкова [1984, 15-24] была освобождена из ПБ. Она была признана вменяемой.

Немедленно по освобождении Н.Фрадкова была арестована. Ей было предъявлено обвинение по ст.209 УК РСФСР (“тунеядство”). Предупреждение об ответственности за “тунеядство” было сделано Н.Фрадковой 5 июня 1984. Однако сразу после этого Н.Фрадкова была госпитализирована в связи с обострением аппендицита. По выходе из больницы Н.Фрадкова через некоторое время была принудительно госпитализирована в ПБ. У нее не было времени искать работу.

Дело Н.Фрадковой рассматривал народный суд Куйбышевского р-на г.Ленинграда под председательством судьи Раисы Клишиной. Друзья Н.Фрадковой вошли в зал суда, однако перед началом судебного заседания их оттуда заставили уйти. Зал был заполнен специально приглашенной публикой – студентами. Когда судья сообщила, что Н.Фрадкова добивается выезда из СССР, студенты начали кричать: “предательница”. Из родных Н.Фрадковой в зале суда находился лишь ее дальний родственник.

Н.Фрадкова отказалась от назначенного судом защитника и просила, чтобы в качестве защитника был допущен ее знакомый Семен Фрумкер. Это ее ходатайство было отклонено.

Н.Фрадкова была приговорена к 2 г. лагерей общего режима.

***

Кандидат физико-математических наук Надежда Симоновна Фрадкова (р. 1946) добивается эмиграции из СССР уже в течение нескольких лет.

В 1983-1984 ее неоднократно принудительно госпитализировали в ПБ. Она потеряла работу по специальности. Несколько раз она объявляла голодовки протеста, последний раз – в июле 1984, в знак солидарности с И.Мартыновым [1984, 14-33]. Тогда ее снова принудительно госпитализировали в ПБ и начали искусственно кормить.

Адрес Н.Фрадковой до ареста: Ленинград, Загородный просп., 15, кв. 4.

Рубрика: Принудительное лечение в ПБ =, ст. 209 УК РСФСР | Метки: ,

Суд над Иосифом Беренштейном (1984, 24-4)

<< N 24 – 31 декабря 1984 >>

10 декабря 1984 состоялся суд над Иосифом Беренштейном [1984, 23-14], обвинявшимся в “сопротивлении милиции” (ст.188-1 УК УССР, аналог ст.191-1 УК РСФСР). В зал суда были допущены пять членов семьи обвиняемого. Дядя И.Беренштейна, присутствовавший при его аресте, дал показания, что И.Беренштейн сопротивления не оказывал. Обвинение основывалось на показаниях “народных дружинников”.И.Беренштейн был приговорен к 4 г. лагерей общего режима (видимо, обвинение было предъявлено по ч.2 статьи).

В тюрьме И.Беренштейн был жестоко избит. Во время суда на лице у него были ясно видны следы побоев и порезы, правый глаз заплыл и не открывался (были опасения, что глаз вообще потерян).

***

Стало известно, что после ареста И.Беренштейна в Новоград-Волынском у него дома в Киеве был проведен обыск. Была изъята религиозная литература. Жене угрожают возбудить против нее уголовное дело по ст.187-1 УК УССР (аналог ст. 190-1 УК РСФСР). Дочери Беренштейнов Яне (она почти слепа) сотрудники КГБ угрожали, что ее “могут изнасиловать”.

Рубрика: Избиение =, Суд =, ст. 191-1 ч.2 УК РСФСР.

Дело Иоганна Рауша (1984, 24-3)

<< N 24 – 31 декабря 1984 >>

Стали известны более точные данные о том, что произошло с Иоганном Раушем [1984, 22-29].

Этнический немец Иоганн Рауш (р. 5 декабря 1961) проходил военную службу в в/ч 45352 “В”. До того он в 1981-1983 находился в заключении за отказ от призыва в армию в связи с намерением репатриироваться в ФРГ.

3 октября 1984 И.Рауш упал, поскользнувшись на обледенелом камне, с 7 этажа строящегося здания в Подмосковье. Совершенно случайно ему удалось зацепиться за выступ на 6 этаже и тем самым остаться в живых. У И.Рауша, однако, был поврежден позвоночник. С 3 по 20 октября 1984 И.Рауш находился в госпитале.

По выходе И.Рауш был помещен на гауптвахту своей воинской части. 25 октября 1984 И.Рауша арестовали. Ему предъявили обвинение по ст.249а УК РСФСР (“уклонение от воинской службы путем членовредительства”). Следствие утверждает, что И.Рауш нарочно упал с 7 этажа, чтобы избавиться от воинской службы. И.Рауш направлен на психиатрическую экспертизу.

Родители И.Рауша Гертруда Августовна и Гуко Иванович, братья Артур и Гельмут живут по адресу: ТаждССР, г.Курган-Тюбе, ул. Дружбы народов, 8, кв. 10.

Рубрика: Аресты = | Метки: ,

Суд над Владимиром Сытинским (1984, 24-2)

<< N 24 – 31 декабря 1984 >>

В первой половине декабря 1984 Ленинградский городской суд слушал дело Владимира Сытинского [1984, 23-7], обвинявшегося по ст.190-1 УК РСФСР. В.И.Сытинский (р. 1959), выпускник биологического ф-та ЛГУ, змбриолог по специальности, с декабря 1982 – член Совета представителей СМОТ.

Суд был практически открытым – пускали всех желающих, хотя в зале было также большое количество специально приглашенной публики.

Конкретно В.Сытинского обвиняли в распространении “клеветнической” литературы. В обвинительном заключении было 7 или 8 эпизодов – передача различным лицам “Архипелага “ГУЛаг”, книг Л.Копелева, А.Зиновьева, И.Бунина (“Окаянные дни”), бюллетеня “В”. В.Сытинский во время предварительного следствия не давал никаких показаний. На суде он заявил, что готов дать показания, только если его будут судить за то, что является истинной причиной его ареста – участие в работе СП СМОТ. В.Сытинский сказал, что он действительно занимался распространением литературы, но конкретно вмененные ему в вину эпизоды места не имели. В.Сытинский все время подчеркивал политический характер своего дела. Со скамьи подсудимых он несколько раз провозглашал лозунги: “Да здравствует демократическое движение!” и т.п.

На суде выступили 7 свидетелей. Один из них, работник библиотеки Чугунов еще в апреле 1984 написал в КГБ донос на В.Сытинского. Второй, Александр Николаев ранее давал показания на суде над другим членом СП СМОТ Львом Волохонским [1984, 10-1). Другие свидетели путались в своих показаниях, часто их меняли, некоторые брали назад показания, данные на предварительном следствии.

Во второй день суда свидетель Винокуров заявил, что на него во время предварительного следствия оказывали сильное давление, и поэтому он сейчас берет назад свои вынужденные показания. Находившиеся в зале специально приглашенные зрители начали шуметь, выражая свое неудовольствие заявлением Винокурова. Возмущенный происходящим, В.Сытинский громко потребовал, чтобы на свидетеля перестали оказывать давление.

В этот момент адвокат обратил внимание суда на то, что по его мнению, В.Сытинский ведет себя неадекватно, что вызывает у него, адвоката, сомнение в правильности выводов психиатрической экспертизы, признавшей В.Сытинского вменяемым. Адвокат потребовал повторной экспертизы. Суд согласился с доводами адвоката. Судебное заседание было прервано.

В.Сытинский направлен на повторную психиатрическую экспертизу в Институт им.Сербского в Москву.

Мать В.Сытинского, Екатерина Матвеевна живет по адресу: Ленинград, Лиговский пр., 11, кв. 8, тел. 274-37-08. Общественную деятельность сына она не поддерживает.

Рубрика: Суд =, ст. 190-1 УК РСФСР = | Метки: , , ,

Преследования крымских татар (1984, 24-1)

«« N 24 – 31 декабря 1984 »»

В 1984 в Крыму был арестован крымский татарин инженер Джелял Челебиев (р. 1936). Это его третий арест.

Он уже дважды отбывал трехлетний срок заключения по ст. 190-1 УК РСФСР (или ее республиканским аналогам), первый раз в 1967-1970. Дж. Челебиев приехал в Крым, но не получил там прописки и в 1979 был выслан вместе с семьей из с.Кривцово Белогорского р-на Крымской обл. Дом и имущество, оставшиеся в Крыму, ему возмещены не были. Дж. Челебиев позднее вернулся в Крым, но был задержан органами КГБ. В течение недели начальник оперотдела по крымским татарам УКГБ Крымской обл. Ильинов, начальник спецотдела полк. Калинович и майор Волков оказывали на него давление, добиваясь, чтобы он добровольно уехал из Крыма и угрожая при этом арестом. Дж. Челебиев обещал подумать, был освобожден, но не уехал и рассказал друзьям об оказанном на него давлении. После этого он был арестован за нарушение правил паспортной системы (ст.196 УК УССР и РСФСР).

Дж. Челебиев приговорен к 1 г. лагерей строгого режима.

***

В Ташкенте был арестован активист крымскотатарского движения инженер-метролог Иззет Хаиров (р. 1938), находившийся уже ранее в заключении в 1968-1970 по ст.191-4 УК УзССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

Когда И.Хаиров находился на работе, ему в карман пиджака был подложен пистолет иностранной марки. Однако, на пистолете не оказалось отпечатков пальцев И.Хаирова, и через два месяца он был освобожден. Дело все же не прекращено, у И.Хаирова взята подписка о невыезде. И.Хаиров женат на Васфие, сестре активиста крымскотатарского движения Мустафы Джемилева.

Решата Джемилева, также бывшего политзаключенного, в Ташкенте регулярно вызывают в КГБ, угрожая ему арестом.

***

3 сентября 1984 из с.Доброе Симферопольского р-на Крымской обл. была выселена семья Наримана Асанова с 5 детьми. Выселение проводили несколько десятков “активистов” под наблюдением сотрудников КГБ. При выселении одному из членов семьи сломали руку. Дом Н.Асанова конфискован. Семья Н.Асанова жила в этом, купленном ими доме два года, но так и не была прописана.

13 сентября 1984 из с.Донское Симферопольского р-на Крымской обл. была выселена семья инженера-строителя Раифа Муртазаева (р. 1946) с тремя детьми – 3-х, 5-ти и 9-ти лет, члена КПСС. Семья также жила в собственном доме, но не имела прописки. Мать Р.Муртазаева, находившаяся в момент выселения вне дома, в течение двух недель не могла получить сведений, куда увезли ее родных.

Грозят выселением приехавшей в 1984 в г.Белогорск Аве Якубовой с тремя детьми. Ввиду недостатка рабочих рук в Крыму, А.Якубову и ее старшего сына взяли на работу в колхоз с.Виноградное Ленинского р-на. Сейчас полевые работы окончены и А.Якубову намерены выселить.

В течение 10 лет не может получить прописку в собственном доме в г.Старый Крым Фахри Мизидов с женой и двумя детьми. Их неоднократно выселяли из Крыма, разворовывали оставшееся имущество.

***

Крымских татар, проживающих в Узбекистане, теперь не выписывают со старого места жительства, если они “убывают в Крымскую область”.

Рубрика: Повторники =, выселение., ст. 190-1 УК РСФСР = | Метки: , ,

Дело Валерия Янина (1984, 23-5)

<< N 23 – 15 декабря 1984 >>

Ранее [1980, 23/24-7] подробно сообщалось о деле Валерия Янина и Анатолия Черкасова, пытавшихся в августе 1979 бежать на резиновой лодке в Турцию.

В.Янин, как сообщалось, был приговорен к 5 г. лагерей, а А.Черкасов – отправлен на принудительное лечение в СПБ. Для В.Янина это был второй арест: в 1974 он бежал из СССР таким же способом, жил в США, вернулся через год по просьбе жены, был арестован и провел 3г. в СПБ.

А.Черкасов в июле 1982 был переведен в ПБ общего типа, а в январе 1983 освобожден. В.Янин, напротив, по окончании срока не освободился.

***

В.Янин содержался в лагере в г.Новокуйбышевск, затем был переведен в лагерь в КиргССР. Когда в лагере рассматривался вопрос о переводе некоторых заключенных в колонию-поселение, начальник отряда, в котором находился В.Янин, заявил, что В.Янин пытался дать ему взятку, чтобы добиться для себя такого перевода. В.Янину было предъявлено обвинение по ст.181 УК КиргССР (аналог ст.174 УК РСФСР, “дача взятки”). Он был приговорен к 8 г. лагерей строгого режима (с присоединением неотбытой части срока по предыдущему приговору).

В июле 1983 В.Янин вместе с двумя другими заключенными, сделав подкоп, бежал из-под стражи. При этом было совершено также нападение на кого-то из представителей администрации. В.Янин был вскоре пойман в Узбекистане. Ему было предъявлено обвинение по ст.194 ч.2 УК КиргССР (аналог ст.188 УК РСФСР, “побег из мест заключения”) и он был приговорен к 5 г. лагерей с присоединением неотбытой части наказания по предыдущему приговору – всего 14 лет лагерей строгого режима (возможно, что было обвинение также и по ст.71-1 УК КиргССР = ст.77-1 УК РСФСР, и тогда полный срок не 14, а 15 лет).

Жена В.Янина Людмила с сыном (р. ок.1964) живет по адресу: г.Куйбышев, Московское шоссе, 22, кв. (?). Жена отношения с В.Яниным не поддерживает.

Рубрика: - Незаконный переход границы =, СПБ., ст. 174 УК РСФСР., ст. 188-3 УК РСФСР. | Метки: